?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Театральное закулисье: бутафоры
10:19, 28 ноября 2012г.

Обычно все внимание на сцене театра притягивают артисты, остальное кажется лишь фоном. Но огромные помосты, необычная мебель, какой-то мелкие реквизит – без всего этого спектакль тоже был бы невозможен. А костюмы?! Одеяния для героев большинства постановок (не говоря уж о персонажах детских сказок) невозможно купить ни в каком магазине. Создают же все декорации и наряды в театральных цехах. Обычно те люди, которые занимаются этой непростой работой, остаются неизвестны зрителям. Давайте это исправим и проберемся в театральное закулисье! Начнем с бутафорского и цеха Томского театра юного зрителя.



- Это у нас самый главный цех в театре, - смеется Валентина Чечурова, заведующая бутафорским цехом. – Конечно, вам так в каждом из цехов скажут. Но все-таки именно бутафоры просто всемогущие. Мы делаем декорации и реквизит, нам приходится и шить, и строгать, и пилить, и красить… Все мы умеем, вот такие универсальные специалисты!

Валентина в театре уже шесть лет. Признается, что попала в театр совершенно случайно. Была «свободным художником», в ТЮЗе собиралась поработать пару месяцев, тем более, что зарплата в театре меньше, чем удавалось зарабатывать «на вольных хлебах». Но ох уж эта магия театра! Не всем удается ее победить и покинуть храм искусства. Например, Александр Михайлович Никифоров в бутафорском цехе работает уже 17 лет. Он художник, окончил знаменитое Суриковское училище (Московский государственный академический художественный институт им. В.И. Сурикова). Занимался творчеством и рекламой, а в пятьдесят лет пришел в театр:

- Я его люблю с детства, особенно кукольный! – говорит Александр Михайлович. – И к ТЮЗу за столько лет душою прикипел, нравится здесь работать.

Татьяну Митереву в бутафорский цех привело желание творить:
- Когда предложили попробовать себя в такой работе, согласилась не раздумывая, - говорит Татьяна. – Хотя боялась, вдруг не все будет получаться. Но оказалось, я быстро учусь. Тем более, с первого дня пришлось активно включаться в работу, тогда в театре ставили спектакль «Карлик Нос». Столько всего для него склеивать пришлось!

Андрей Шадрин до сих пор полагает, что для него театр скорее хобби, чем работа. Он известен в Томске и как художник, в прошлом году в Областном художественном музее проводилась его персональная выставка.

- Театр мне интересен тем, что здесь я общаюсь с близкими по характеру людьми, и нет принципиальной разницы артисты ты, костюмер или бутафор, - поясняет Андрей. – Я однажды пришел и сказал: возьмите меня в театр, на вопрос «Что умеете?» ответил: «Все!». Не лукавил. Я и по дереву резал, и в художественном фонде работал, и картины пишу, а по специальности вообще штурман (после такой профессии уже ничего не страшно!).

В бутафорском цехе ТЮЗа нет «разделения труда» - каждому приходиться и шить, и красить, и клеить, правда, пилят и строгают мужчины. Главное, что сетовать на однообразие причин нет.

Свои сложности в бутафорском деле, конечно, тоже есть:
- Самое трудное - прийти к согласию с режиссером и художником, - считает Валентина. - Тем более, в нашем театре нет постоянных главных режиссера и художника. У каждого из приглашенных режиссеров и художников свои пожелания, приходится к ним приноравливаться. Но есть в этом и свои плюсы - получаем больше нового опыта, работаем с разными материалами. Какие бы перед нами не ставили задачи - нет ничего невозможного для человека с фантазией и интеллектом!

Пожелания высказывают и актеры, которым с бутафорским реквизитом потом работать, и монтировщики, кому придется заниматься установкой декораций. Ищутся варианты, которые для всех будут удобны. Перед премьерой порою приходится работать сверхурочно и почти круглосуточно, тем более, что иногда уже в процессе репетиций что-то меняется. Например, для «Зойкиной квартиры» одну декорацию делали целый месяц, а потом было решено ее заменить. А помост для «Анны Карениной» сразу был в планах, но легче от этого не стало: такую большую декорацию делали долго, частями. Вся целиком она и в цехе-то не поместилась бы.

Работа над некоторыми спектаклями доставляет художникам-бутафорам особое удовольствие:
- Я люблю работать над сказками, хотя, по-моему, раньше они были интереснее, – предполагает Александр Михайлович. – Может все дело в возрасте, и мне поэтому кажется, раньше все было лучше, в том числе и спектакли. Но сейчас на сцене часто непонятные конструкции, а в постановках для детей должна быть загадка, интрига. Какие раньше деревья делали! Словно настоящие. Вообще, прежде часто открывался занавес, и зрители уже оформлению сцены аплодировали. Так, например, было со спектаклем «Недоросль».

- Мне понравилось создавать реквизит и декорации для «Зверя», постановки Александра Загораева и художника Леонида Пантина, я предпочитаю современные молодежные спектакли, - рассказывает Андрей. - Особенно запомнилось, как я делал для «Зверя» человеческий череп (из пластилина, бумаги, марли и множества слоев краски и клея). Хотя с классическими декорациями для «Женитьбы» режиссера Александра Власова и художника Владимира Кана тоже интересно было работать. Необычный пень понадобился для «Наказания», спектакля Загораева и Пантина. Когда в этот пень втыкают топор, из него течет кровь. Его тоже сделал я. Это настоящий пень, внутри него пустоты, подведены трубочки, и в нужный момент из них брызгает краска, заменяющая кровь.

Проявлять свою фантазию бутафорам приходится не только для решения художественного оформления спектакля. Например, Александр Никифоров даже работает обычно в необычном образе. Мы его застали в необычной колоритной шапочке, созданной своими руками:

- Я человек с чувством юмора, люблю чудачества, люблю что-то любопытное придумывать, так легче жить, - говорит Александр Михайлович. - Маленькое хулиганство - и коллективу уже веселее работать. Я же могу быть в цехе не только в оригинальных шапках, но и в расписном халате.

Специфика работы позволяет цеху устраивать фирменные розыгрыши. День Иван Купалы в театре удался:
- Мы взяли пластиковое ведро от краски и вместо воды вклеили туда длинные полосы полиэтилена, - вспоминает Татьяна. – Из этого бутафорского ведра мы потом поливали с лестницы всех наших актеров, когда они приходили в театр. Все сначала пугались, а потом смеялись.

- Людям вообще смешно нас со стороны слушать, - полагает Валентина. - Мы на своем «птичьем языке» очень забавно разговариваем. Например, мы можем «лепить горбатого», как было, когда в театре выпускали спектакль «Карлик Нос». А одна девушка накануне премьеры «Волшебника изумрудного города» красила волосы парика в синий цвет. У нас аврал, мы очень спешим, тут в цех кто-то заглядывает и интересуется, что это девушка делает (она стояла, наклонившись к парику, поэтому было невидно). Она машинально ответила «Волосы крашу!». «Чем это вы занимаетесь на работе, красите волосы! – возмутились посетители. – В парикмахерскую что ли сходить не можете?!».

В общем, скучать бутафоры не любят, и это позволяет им справляться с большим объемом работы.

Текст: Мария Симонова

Фото: Мария Аникина


http://afisha.westsib.ru/text/read/6269

Tags: